Пани Зося

Главная-Блог

Как прекрасна царевна Саломея …

Саломея

Впервые я услышала спектакль театра Романа Виктюка по радио. Давно; не помню, где я была – в командировке или в больнице; помню только, что я была одна в большой пустой комнате, и делать мне было нечего, кроме как слушать радио… и я начала слушать. Это была «Мадам Баттерфляй». Наверное, голосов все-таки было два, но я помню только один – наполненный странными интонациями, не мужской и не женский – бесполый; голос, который мог принадлежать гермафродиту… или андрогину.
И вот нынешним вечером… нет, не нынешним, уже более двух недель тому назад я была на спектакле театра Романа Виктюка «Саломея».

Саломея, спектакль Романа Виктюка


«Как прекрасна царевна Саломея нынешним вечером…» - не раз звучат эти слова в начале спектакля. Она прекрасна, «Саломея»; но эта старая история для Виктюка лишь предлог, чтобы по-своему, по-новому, рассказать об авторе пьесы «Саломея» английском поэте Оскаре Уайльде.

Саломея, спектакль Романа Виктюка


Спектакль в стиле модерн грани 19-20 веков; в стиле декадентски изысканном, и невероятно красивом… а, может быть, в стиле античного театра, где на лицах актеров – маски, а голоса их от монотонного бесстрастного монолога переходят к крику и даже визгу. И, как в античном театре – все актеры – мужчины… кроме одной женщины.
А история, которую они нам показывают – история о «проклятом поэте» Оскаре Уайльде, осужденном и отвергнутом британским обществом за близкие отношения с лордом Альфредом Дугласом(Бози). История любви мужчины к мужчине, разыгрываемая мужчинами. Временами возникает ощущение - совсем легкое ощущение! – что я нахожусь не на своем месте; вижу то, что не предназначено для моих глаз; словно я подглядываю в замочную скважину. Чуждые, непонятные отношения… Но... красиво, но... увлекательно!

Саломея, спектакль Романа Виктюка


«Как прекрасна царевна Саломея нынешним вечером…» Еще до появления Саломеи словами Оскара Уайльда нам рассказывают о ее красоте, ее юности и непорочности: «Она подобна отражению белой розы в серебряном зеркале». Но, едва появившись, скучающая царевна желает увидеть диковинку – пророка Иоканана, который содержится в заточении. Ради удовлетворения своего каприза она обещает свою благосклонность начальнику стражи, а добившись желаемого, просто не замечает самоубийства влюбленного в нее Сирийца - начальника стражи.

Саломея, спектакль Романа Виктюка

Увидев пророка – великого человека своего времени, но человека еще молодого; необычного, не похожего на окружающих ее грубых солдат и развращенных царедворцев, Саломея влюбляется в него. Но… упаси нас господи от такой любви! Это – ужасная, жадная любовь, стремящаяся к обладанию предметом своей страсти даже вопреки его воле; любовь, которая хочет захватить, раздавить, переварить, насытиться и выплюнуть остатки… И, когда Иоканан отвергает ее, ему вслед летят слова Саломеи: «Я ВСЕ РАВНО поцелую твой рот, Иоканан!» Такие простые слова, и вроде бы совсем не страшные… Тот ужас, который порочная душа Саломеи вкладывала в это «все равно», мы увидим потом.
А пока мы видим пир, и там – царя Ирода и его жену – Иродиаду. Единственная женщина среди актеров, в этом спектакле она играет не царицу: она играет Женщину – порочную, разнузданную, капризную и коварную. Даже веер, который царица держит в руке – это не веер: это связка клинков, готовых вонзиться в чью-то грудь, когда Женщина этого захочет.

Саломея, спектакль Романа Виктюка


В начале спектакля эта же единственная женщина-актриса играет мать Оскара Уайльда, которая робко и безуспешно пытается защитить своего сына от людского суда. Но для меня эта крошечная положительная женская роль не уравновесила того негатива, который вложен в роль Иродиады. Действие пьесы неназойливо и мягко подсказывает: женщина страшна, женщина порочна… не стоит иметь дела с такими существами.
И эта мысль не принадлежит автору пьесы «Саломея» Оскару Уайльду: его Иродиада – просто женщина, в меру самоуверенная и ревнивая, не на шутку обеспокоенная тем вниманием, которое ее муж оказывает более молодой сопернице - ее дочери Саломее. В данном случае роль Иродиады, воплощающая все пороки мира – это трактовка режиссера Романа Виктюка.

Саломея, спектакль Романа Виктюка


Тем временем Ирод уговаривает Саломею станцевать для него, обещая отдать за этот танец все, что она захочет… и Саломея соглашается. Это – кульминация спектакля; маскировка сброшена: сегодня актеры играют не историю царевны Саломеи, погубившей пророка Иоканана; они играют историю отношений Оскара Уайльда и Альфреда Дугласа; отношений, погубивших поэта, разоривших его, закрывших для него вход в общество, и в конечном итоге приведших к  тюремному заключению.
Маскировка отброшена: с этого момента на Саломее нет юбки, обозначающей в ней женщину. Это уже не Саломея: это – лорд Альфред Дуглас. Саломея танцует для Ирода, и танец этот наполнен сексуальностью, но сексуальность эта – не женская, а мужская…

Саломея, спектакль Романа Виктюка

А после танца слышится нежный, слабый, но настойчивый голос Саломеи: «Я хочу… я хочу… на серебряном блюде…» Ирод смеется: ну что там может хотеть эта юная девочка на серебряном блюде: фруктов, мороженого, благовоний, драгоценностей? А она требует – голову Иоканана!
В ужасе отрезвевший царь пытается выкупить жизнь пророка, предлагая Саломее взамен все свои богатства; он знает: личность такого масштаба не убивают в угоду капризной девчонке. Но уговоры тщетны; Саломея настаивает, и ей подают на серебряном блюде  - нет, не голову Иоканана – цветок из петлицы Оскара Уайльда. Пророк обезглавлен, и поэт посажен в тюрьму вместе с убийцами и грабителями. А Саломея торжествует свою победу: « Я поцеловала твой рот, Иоканан! Я поцеловала его!»
«Она чудовищна!» - в ужасе кричит Ирод. «Солдаты, убейте эту женщину!»

Саломея, спектакль Романа Виктюка


Вернувшись домой после спектакля, я попыталась читать письма Оскара Уайльда к Альфреду Дугласу(«Тюремная исповедь»). Попыталась, но не смогла. Нам всем знакома ситуация, когда после ссоры или просто спора, в одиночестве продолжаешь доказывать свою правоту, приводишь все новые аргументы… Это получается всегда великолепно, ведь оппонента нет, никто не возражает, не перебивает… ты прав… ты тысячу раз прав… Именно такое я увидела в этих письмах: точка зрения обиженного человека, имеющего возможность рассказать современникам и потомкам о своей правоте, без каких-либо возражений с другой стороны. Историю отношений Оскара Уайльда и Альфреда Дугласа мы знаем только в изложении Оскара Уайльда. А как там было на самом деле – неизвестно; один Б-г это знает. И совсем не важно, были ли эти отношения дружескими, гомосексуальными или какими-то другими. И эта история запутанных отношений совершенно не умаляет того факта, что Оскар Уайльд был умным человеком, ценителем прекрасного и прекрасным поэтом. Как не умаляет и того факта, что «Саломея» - прекрасный спектакль. Слишком много к нам в Израиль привозят халтуры; спектакль Виктюка к этой категории не отнесешь. Это – Настоящий Театр. Ну, а о содержании этого спектакля можно спорить: ведь именно для этого каждый из нас имеет свою голову на плечах и может иметь свое собственное мнение.
«Как прекрасна царевна Саломея нынешним вечером…»

Фотографии и видео - из Интернета.

В разделе "Блог" можно прочесть

Оскар Уайльд

Интервью с Оскаром Уайльдом

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пани Зося, 2011год