Пани Зося
 

 

Главная-Блог

Привет из Австралии.

Неоконченный роман в письмах.

Это было так давно… Нам было по 8 лет. Скажу вам по секрету: он был влюблен в меня. Но восьмилетние не умеют хранить секреты. Об этой детской влюбленности узнали родители. Им было очень смешно – какая, простите, любовь в 8 лет?! Надо мной дома просто издевались, высмеивая; ему, очевидно, было не легче. Над ним смеялись одноклассники: в таком возрасте мальчики презирают девчонок, а не любят их.
Чтобы избавиться от насмешек и доказать всем, что он НЕ ЛЮБИТ меня, он начал надо мной издеваться. Дергал за косички, награждал обидными прозвищами… Ах, какие гадости он мне говорил!  Все, что только может придумать воображение неиспорченного мальчика из интеллигентной еврейской семьи, он мне сказал.
Я, восьмилетняя, все знала и понимала. Но я была жестока. Я его не любила, а за издевательства возненавидела. Постепенно наша любовь-вражда забылись, и я стала просто равнодушна к нему. Еще если бы он был красивым мальчиком, чье внимание всегда льстит женскому тщеславию, даже в 8 лет… Но он был пухлым увальнем, которого учительница постоянно ругала за лень и ставила ему двойки.
Шли годы. Когда мы перешли в 5-й класс, и нам стали ставить оценки не за почерк, а за смысл написанного, он, ко всеобщему удивлению, вдруг стал отличником. Оказывается, ему было просто лень выводить буквы. Таким он и сохранился в моей памяти на долгие годы: умный парень, наделенный порядочной долей лени.
Мы окончили школу и не виделись много лет.

-

Левка, привет!
Как это тебя в Австралию занесло? Помнится мне, ты говорил: "Лень мне все, я уж тут на подножных кормах проживу - работаю рядом с домом на ТЗЧ, девочки все у меня из нашего района..." Потом я одно время работала с твоей женой - помнится мне фамилия …, или я путаю. Вроде бы ты с ней развелся. Я была уверена, что кто-кто, а уж ты до сих пор в Витебске.Если захочешь мне ответить - я арендую угол на странице мужа. Он обещал мои сообщения цензуре не подвергать. Зоя

-


Здравствуй, Зойка!
Давненько же ны с тобой разговаривали если я тогда работал на тзч- это было в 1968-69 годах, т.е.40 лет назад! А помнишь как мы сидели за одной партой? Очень рад что ты нашлась. Больше никого из одноклассников не нашел. Я нахожусь в регулярной связи с Толиком …, мы все эти годы с ним дружили и видел Генку … когда был в Израиле.

Кстати, если бы ты откликнулась чуть раньше, то могли бы увидеться- я был в Израиле (уже 5-тый раз!)с 17 декабря до 23 января и две недели из этого срока в Хайфе. Напиши подробно как живешь, чем занимаешься, какая семья, о ком знаешь из одноклассников.Я в Австралии с 1990 года, работаю преподавателем в техникуме. Мой сын и первая жена в Израиле, там же мои родители и сестра. Еще у меня две дочки, одной 25 лет, она юрист, другой 20 она учится в университете.
До свидания. Лева.

-


Привет, Лева!
Рада была получить от тебя письмо.
Я тебя хорошо помню, так как мы с тобой немало повоевали в 3-4 классах. Ты говорил мне ужасные гадости и дергал меня за косы, а я гонялась за тобой с тяжелым дубовым пеналом, пытаясь ударить. Но однажды я вдруг представила, как глупо я выгляжу во время этой драки, решила, что это не пристало воспитанной девочке, и гордо перестала обращать внимание на твои дразнилки. Тебе уже стало неинтересно издеваться надо мной; на том война и кончилась.
Других я помню гораздо хуже: я ведь ушла после 8-го класса. О Генке помню только фамилию, и что это был тихий маленький мальчик. Толика помню немного лучше. Но здесь на сайте я его не нашла. Ты, возможно, поддерживаешь с ним связь по какому-то другому адресу? Где он сейчас? Зоя

-


Здравствуй Зоя!
Мне право же неловко вспоминать как я тебя обижал, но надеюсь за давностью лет ты меня простила, к тому же надо сделать скидку на мой тогдашний уровень развития. Я никогда не питал к тебе никаких злых чувств, это был мой способ бороться со школьной скукой и сделать нашу жизнь более интересной.
Ты ничего не пишешь о себе, о своей теперешней жизни и занятиях, а тему 2-го класса мы, я думаю уже исчерпали. Привет тебе от …, он живет в Санкт-Петербурге, мы с ним поддерживаем регулярные отношения и часто разговариваем по Скайпу. Лев

-

Привет, Лев!
Удивил ты меня необыкновенно: я, как и всякий нормальный человек, вспоминаю 2-ой класс и дерганье косичек с улыбкой и умилением. Так что извиняться не за что.
Что же касается моей жизни, то я  в Витебске много лет безуспешно билась головой во все стенки, но ничего не добилась, кроме особо ответственной работы и особого доверия начальства, сопровождаемых массой красивых слов и самым низким(персонально для женщин) окладом. К 2002г. мне это все надоело и я организовала переезд семьи в Израиль. Замуж я вышла не просто поздно, а очень поздно, поэтому в настоящий момент моя семья состоит из меня, мужа, моего отца, моей матери и присоединившегося к нам уже в Израиле кота Афанасия.
Об остальном - в другой раз. Зоя

-

Привет Зоя! Приятно слышать что ты на меня почти уже не обижаешься за 3й класс. Ты не пишешь где и кем ты работала в Витебске а также чем ты занимаешься в Израиле. Я никогда не строил амбициозных планов по нескольким причинам, основной из которых была лютая ненависть к СССР, да и чего уж там скрывать, к русским вообще (что было ответом на отношение ко мне), поэтому как только появилась реальная возможность я смотался и с тех пор каждый день себя с этим поздравляю. Жаль только большую часть жизни да и, к сожалению, со здоровьем проблемы, хотя, если бы не уехал, то при их уровне медицины давно бы уже...

-

Привет, Лева! В каком году ты уехал из СССР? Ты, наверное, не знаешь, что потом было хуже. Мне СССР не мешал и не помогал - я его просто не замечала. Я работала конструктором-электроником, и это была интересная работа. В КБ  мы все были почти одного возраста: молодые, умные, дружелюбные. Антисемитизма я в своей жизни почти никогда не ощущала. Всегда: в техникуме, в институте, на работе, на отдыхе - я оказывалась единственной еврейкой среди русских, поэтому все подруги и друзья у меня были русские. СССР задевал меня только одним углом - принудительной отправкой на сельхозработы в колхоз, когда тебя насильно переводили на скотский образ жизни: без возможности помыться после грязной работы, без свободного выбора круга общения и занятий в свободное время. В силу своей политической неразвитости я не воспринимала это как признак негодной политической системы, и боролась только за свою личную свободу. Остальное-потом. Зоя.

-

Привет Зоя! Я уехал в 1989 году (хотя мечтал об этом с детства). Так получилось, что не в Израиль (хотя хотел всегда в Израиль). Забавно читать что ты никогда не испытывала антисемитизма, им была пропитана вся атмосфера в СССР. Кроме бытового (когда тебя мог обозвать любой пьяный или баба озверевшая от стояния в очереди и что случалось со мной миллион раз, начиная с четырехлетнего возраста, моей дочке объяснили что она жидовка в младшей группе детсада) был еще государственный.

Когда хаяли Израиль, сионизм, иудаизм- ты никогда не чувствовала что это относится к тебе? Да и эти твои продвинутые друзья - ты никогда не замечала кривых улыбок на их лицах во время разговора с тобой? Невозможно поверить, но, впрочем, насколько я тебя помню, ты всегда была оторвана от реальности, витала в облаках.

Я 15 лет проработал в Технологическом институте, начал с младшего научного сотрудника и уволился (когда уезжал) с должности заместителя декана. Здесь пришлось начинать с самого низа- помощника  электрика, но я никогда не жалел, всегда был счастлив, что избавился от этой вонючей, гнетущей атмосферы, попал в общество, где относятся к человеку по-человечески. Я довольно быстро прошел эти стадии, выучил язык (у нас тут требования к языку гораздо выше чем у вас) и вот уже 16 лет работаю преподавателем в... технологическом институте (но по нашим понятиям это-техникум, институт-это университет).

Все было бы хорошо, но здоровье.. с 2001 года я перенес 3 крупные операции и много мелких. Началось с рака мочевого пузыря, потом нашли метастазы в легких и удалили легкое, в результате от меня отрезали половину, но жаловаться не приходится- если бы не уехал, то при ихнем уровне медицины меня давно бы уже не было. После каждой операции я не работал по нескольку месяцев, но потом постепенно восстанавливался и опять выходил на работу. Сейчас опять работаю на полную ставку. Пока. Пиши.

-

Лева, привет! Слушай, неужели уже в школе было видно, что что я витаю в облаках? Я думала, что эта черта характера проявилась у меня позднее. Но об этом я ничуть не жалею. Так жить легче. А как женщина, я просто имею право быть легкомысленной, глуповатой, забывчивой, смотреть на жизнь сквозь розовые очки и пр. Как у Марины Цветаевой: «Жизнь прожить без морщин на лбу…» Я предпочитаю быть глуповатой и доброй, чем умной и злой. У меня легкий и веселый характер, я почти всегда улыбаюсь – и сейчас я улыбаюсь тебе. Вспомни что- нибудь хорошее из детства и улыбнись.
Лева, я искренне сочувствую тебе и восхищаюсь тем, что после всех болезней ты смог восстановиться и снова работаешь. У нас сейчас тоже трудная полоса в жизни: три месяца назад у мужа обнаружили рак легких. Операцию пока делать нельзя, делают химиотерапию. Он тяжело переносит это лечение. Но когда ему лучше, он улыбается и шутит. Мы с ним в этом схожи. Хочется надеяться, что нам еще много лет улыбаться вместе. Пока все. Зоя.

-

Здравствуй, Зоя! Да, для меня даже в начальной школе было совершенно очевидно, что ты, по твоему собственному определению, витаешь в облаках. Хорошо это или плохо -вопрос спорный. Однако, ни легкомысленной, ни глуповатой, ни забывчивой я тебя назвать не могу. Я тебя помню доброй, наивной, остроумной, с чувством юмора. Мне твое расхождение с реальностью видится иначе: ты всегда была добрым, беззлобным человеком, ко всем очень хорошо относилась и почему-то считала что все люди такие же и так же относятся к тебе.

Это, кстати, очень распространенная черта у евреев. Именно из этого корня проистекают евреи- революционеры всех мастей, боровшиеся за всеобщую справедливость и искренне желавшие счастья всему человечеству, им было совершенно невдомек что те, кого они хотят осчастливить, видят в них только жидов пархатых которые борются только за свою выгоду. Имел элементы этого и я, но жизнь научила правильно понимать, что к чему. Человек, кстати, не может сделать других людей счастливыми (в этоми-причина неудач всех революций), но сам себя, да, может.

Что касается болезни- мое отношение к ней: если и так уже плохо, то если еще и расстраиваться по этому поводу, то будет гораздо хуже. А если не расстраиваться то сразу станет лучше. В любой ситуации (как это ни дико звучит) есть хорошие стороны, так как могло бы быть гораздо хуже. Главное -не зацикливаться на плохом и верить, что будет лучше. Не зная конкретной ситуации с твоим мужем трудно что-либо советовать. Мне сильно помогли медитации. На интернете есть масса материалов на эту тему. До встречи. Лева.

-

Привет,Лева! Ты так хорошо меня охарактеризовал, изобразил такой хорошей, что хочется немедленно  закричать: «Да, это правда, я именно такая и есть!» Ну, оно, конечно, правда; однако я, как и все, полна не только достоинств, но и недостатков. Действительно, я всех людей изначально считаю хорошими, пока они не убедят меня в обратном. Но с самого детства это убеждение почти сознательное: ведь гораздо лучше видеть мир в розовом цвете и лишь изредка обнаруживать на нем досадные черные пятна, чем среди окружающей черноты иногда находить проблески света.

Мне тем более нетрудно считать людей хорошими, потому что я знаю, что любой человек по своей природе эгоист, и это – правильно, это закон самосохранения. Глупо ожидать, что другой человек поступит не так, как диктуют его собственные интересы,  а именно так, как нужно тебе. Бывает, конечно, и такое, но зто или большая любовь, или вообще отклонение от нормы: альтруизм, героизм или элементарная глупость, вроде тех же революционеров. Опять я ничего конкретного не написала, а лимит знаков исчерпан. Исправлюсь. Зоя.

-

Письмо утеряно.

-

Привет,  Лева! Как жизнь? Я обещала рассказать о том , что было хуже СССР- конечно, глядя с моей колокольни. А был тотальный дефицит, когда в магазинах не было ничего, ни продуктов, ни товаров первой необходимости. Но к дефициту нас приучили еще в СССР, поэтому эти годы мы прожили, относясь к ситуации с юмором.

Потом все появилось, но зарплата оказалась мала по сравнению с ценами. Государство увеличивало зарплату бюджетникам: врачам и учителям, пенсии пенсионерам. Появились частные фирмы, где было мало работников, но приличные зарплаты. А все крупные предприятия, вроде нашего завода, полетели в тартарары.

Зарплата моя понемногу увеличивалась, но по отношению к средней постоянно уменьшалась. Появилось ощущение растущей темноты и безысходности. В 1991 г. меня сократили, предложив работу в отделе сбыта.Новая работа оказалась  интереснее старой и даже чуть лучше оплачивалась. За 10 последующих лет я стала большим специалистом в договорах и таможне. Остальное -потом. Зоя.

-


Здравствуй, Лева! Все-таки хочется тебе рассказать ,что было после СССР, что меня подвигло на переезд. При постоянной девальвации белорусских денег, якобы повышаясь, зарплата стабильно была равна 30 долларам США; при этом цены приблизились к мировым. Выживали, кто как мог. Не увольняясь с работы, я открыла свое маленькое дело: шила и сдавала изделия на реализацию. Было тяжело: 8ч на работе,2 часа дорога туда и обратно, и дома 6 часов работы. Вышла замуж, ко мне присоединился муж со своими идеями и рабочими руками. От того, чтобы по-настоящему подняться, нас отделял один шаг, но очередное повышение цен и налогов нас зарезало. По новым ценам никто не купил бы нашу продукцию.

На работе же сначала сокращали людей, чтобы оставшимся повысить зарплату. Потом, при неизменной зарплате, стали сокращать рабочее время - в этом случае, если пересчитать на полный рабочий день, зарплата росла. Приходилось за меньшее время работать за себя и за  того парня, которого сократили. Начался тихий саботаж. Глядя на методы работы нашего руководства, я видела, что улучшения ждать нечего, будет только хуже. Крупные предприятия, и наше в том числе, умирали.

После всех сокращений завод походил на кладбище. В цехах на десятки станков работало 1-2. Большая часть помещений отделов была пуста; некоторые помещения и целые корпуса удалось сдать в аренду коммерческим структурам. Оставшиеся после всех сокращений люди сбились в самые маленькие комнатки, которые можно было обогреть маленьким электрическим обогревателем 1-2квт. Зимой и осенью работали в пальто. Центральное отопление, за которое перестали платить, не только не работало: в первую же из зим замерзшей водой разорвало все трубы и батареи по заводу.

Зрелище было жутковатое и сюрреалистическое. Не платили за воду, поэтому двери во все туалеты были забиты досками крест-накрест. За неуплату отключали телефоны, что пресекало все попытки отдела сбыта что-то продать и получить деньги для предприятия. Нечем было платить таможне, что останавливало получение сырья и отправку продукции. И по новому кругу–не было денег на зарплату. Рабочие приходили бастовать под дверь кабинета директора, наивно(а может и отчасти справедливо) думая, что им просто не хотят платить .Пока. Зоя.

-

Здравствуй, Зоя! Не писал потому, что у меня какое-то время "одноклассники" не работали: пару раз писал тебе, но нажмешь "отправить", а оно отвечает что не может. Потом заболел гриппом и провалялся 5 дней, температура доходила до 40 (хотя и прививку делал). Сегодня мне уже значительно лучше, но я не иду на работу до понедельника.

Как дела у тебя? То, что ты мне написала вызвало один, но очень сильный вопрос, ответь пожалуйста: когда люди решали уезжать или нет из СССР то, во-первых, жизнь была налаженная, были работы, квартиры -вобщем, было что терять (или так казалось), во-вторых, не было никакой информации что происходит "там", а советская пресса трубила и пугала всякими ужасами. В общем, можно понять тех, кто не уезжал. Но в твоей-то ситуации? Жизнь стала -просто хуже уже быть не может, а с другой стороны есть полная информация о жизни уехавших и известно, что она лучше во всех отношениях.

Почему же ты так долго не ехала а мучалась, хлебала это г…о добровольно? Пока. Лева.

-

Привет, Лева. Не писала, т.к. времени мало - то у мужа в больнице, то бегаю по делам мужа-оформление всяких бумажек, то пытаюсь еще немного работать.

Ответ на твой вопрос очевиден, если бы ты поставил себя на мое место и подумал. Это ведь была не катастрофа, не землетрясение, когда все происходит вдруг. Становилось хуже постепенно, и мы думали, что это временное явление. Знаешь такую легенду о ящике Пандоры? Любопытная баба открыла ящик, в котором были заперты все земные несчастья -они и разлетелись .В ящике осталось только одно несчастье, которое всегда остается с человеком – надежда.

Пока я надеялась, что будет более-менее человеческая жизнь там, я там оставалась. Но когда я увидела, что карьеру я там не сделаю, да и предприятие наше близко к закрытию; когда последние постановления правительства и повышение цен перекрыли кислород моей предпринимательской деятельности; когда я увидела что выкупленная нами квартира медленно разрушается, т.к.требуется капитальный ремонт всего дома, чего никто не будет делать лет 200 до полного разрушения, когда я увидела зарождение настоящего опасного антисемитизма, а не того базарного, с которым  ты сталкивался - тогда сразу и бесповоротно я приняла решение уезжать.

Информации о том, как живут уехавшие, у меня не было. Мой отец всю жизнь держался бирюком и не общался ни с уехавшими, ни с оставшимися.Я тоже всю жизнь общалась с друзьями и коллегами по работе, а не с троюродными и четвероюродными сестрами. Поэтому я решила ехать, исходя из того, что нигде не может быть хуже, а только лучше.

Мы собрались и выехали за год. У старшего поколения были документы не в порядке. Адвокат мне сказал:»Из этого положения есть только два выхода: очень много времени или очень много денег».Денег у меня не было, ждать годы я не хотела. Решение этого вопроса обошлось мне в стоимость одной порции мороженого: я пошла заедать горе в мороженицу «Север»,и там вдруг мне пришла в голову мысль, что я могу сделать. Это сработало, и мы выехали без затруднений. Пока  хватит. Зоя.

-

Письмо утеряно.

-

Здравствуй, Лева! Я все обещаю тебе написать о себе – что было  потом в Белоруссии, что сейчас в Хайфе… Извини, я почему-то всегда пишу обстоятельно и длинно, а на это сейчас нет времени. Мужу плохо, я почти все время с ним – врачи, больницы... Медитации – это не для него, не тот характер. Он скорее человек действия, чем размышления. Пока. Зоя.

-

Здравствуй, Зоя! Поверь, я понимаю тебя лучше очень многих, так как не понаслышке знаю, как бывает плохо, о врачах, больницах и т.д. Я сочувствую вам, тебе и твоему мужу от всей души и желаю всего наилучшего вплоть до полного выздоровления. Тут бы надо сказать какие то особенные слова поддержки и сочувствия, но по себе знаю -никакие слова тут неуместны и не нужны.

Что делать? Обычно предлагают два пути: 1)бороться изо всех сил, 2)смириться и успокоиться. Меня не привлек ни один из них. Не хочу бороться напрягаться, мучиться -нет никакой радости в такой жизни. Не хочу смиряться -когда смирился, то ты вроде как и не живешь уже. Я выбрал для себя третий путь- жить, используя для себя каждую минуту наполняя ее смыслом.

Были люди, которые прожили долгие годы, но в своей жизни только ели, спали выполняли какую-то бездумную рутину  -и все. А другие насыщали свою жизнь, использовали каждую минуту по максимуму. Не даром религиозные евреи желают друг другу долгих лет и долгих дней. Зря, кстати ты думаешь о медитации как о бездействии- это как раз активное действие направленное на мобилизацию внутренних резервов организма и психики.

Пиши когда сможешь. Лева.

-

Лева, как твои дела? Все ли у тебя в порядке? Как твое здоровье? Читая твое последнее письмо, я подумала, что у тебя не все так хорошо и безоблачно, как ты писал раньше. О медитациях я немного знаю. Я  немного занималась йогой, медитациями не занималась специально, считала, что это еще не моя ступень, но иногда медитации у меня получались сами собой. Но все же медитации - это не для моего мужа, он бы скорей пробежал стометровку, если бы мог. Сейчас ему немного лучше, отпустили из больницы на 3 дня - на праздники. Пиши. Зоя.

-

Привет Зоя!
Видно, что ты все цремя занята, и это хорошо. Как у вас погода,как кстати ты вообще переносишь израильскую жару ? Мне это показалось кошмаром, я стараюсь приезжать зимой. У нас тоже бывает жарко, но, во-первых, 2,5 месяца в году, а не 9, а во-вторых, не круглые сутки-ночью обычно становится прохладнее.

Твое письмо вызывает вопросы,например, как живут уехавшие можно было просто почитать в газете или даже увидеть по телевизору и не обязательно иметь уехавших родственников. Что за появившийся настоящий опасный антисемитизм? Что было невпорядке с документами и какой ты нашла дешевый выход? Пока. пиши. Лева.

-

Здравствуй, Лева! Ты задал много вопросов ,я на все не успеваю отвечать. Отвечаю на тот, что давно уже назревал в нашей переписке -об антисемитизме. Я никогда его близко к сердцу не принимала и даже сталкивалась мало. Самый страшный случай бытового семитизма был со мной в школе, когда на перемене ко мне внезапно подошел один из наших двоечников, кажется, Вовка Г…, сказал «Жидовка!» и  сильно ударил в нижнюю челюсть, так, что я отлетела к стене и ударилась о нее головой. Особых травм, ни физических, ни моральных, я не получила, и скоро забыла об этом.

Вообще, я считаю, что сам по себе бытовой антисемитизм-это жалкое явление: это злоба измученной жизнью бабы в очереди - на жидов; на начальников; на того, кто в шляпе; на фифочку, что моложе и лучше одета.Это комплекс маленького человека, не имеющего ничего, что выделяло бы его из толпы - ума, смелости, красоты, денег. А быть лучше других ой как хочется! И вот тут он находит это преимущество: он коренной национальности(русский; немец; турок; казах- кто угодно)и уже по самому своему рождению он лучше. Это основа любого национализма, частным случаем которого является антисемитизм. Ницше-это психология маленького человека, внушающего себе, что он большой - не зря ее, и бредни об арийской расе, взял на вооружение Гитлер. И в Советском Союзе бытовой антисемитизм существовал себе скромно до поры до времени.

Был и небольшой государственный ,но на своей шкуре я проверила, что я смогла поступить в техникум при конкурсе 20:1, в институт при 10:1 и на военный завод, где евреев были считанные единицы(все же думаю, в МГИМО меня бы не взяли). Но всех этих маленьких ущербных человечков легко объединить, дав им на вооружение идеал великой России(или Германии) без евреев. Такое началось с началом перестройки и гласности.

Сначала появилось пресловутое общество «Память».Потом где-то на Кубани стал с резкими антисемитскими речами стал выступать генерал Макашов, и эти выступления печатались и транслировались по телевидению(правда, вскоре кто-то ему рот заткнул).Потом в непервостепенных газетах и журналах, например, «Молодой гвардии»,стали появляться антисемитские статьи. Люди их читали и под влиянием печатного слова, которому всегда привыкли верить, начали меняться взгляды не самых умных, но до того порядочных людей.

У нас в Витебске пошли слухи о готовящихся погромах. Ты однажды резко высказался о моих русских друзьях; так вот, при появлении угрозы погромов одна из моих коллег(не самая лучшая подруга) сказала: «Зоя, приходи ко мне, я тебя спрячу и защищу».И в другой раз, когда в трамвае ко мне пристал пьяный подонок с оскорблениями и вопросом, почему я еще не уехала, встал далеко сидевший от меня незнакомый молодой русский мужчина и выбросил эту тварь из трамвая.

Но – не знаю, что было в Питере, но оттуда выехали почти все. Говорят, что появлялись угрожающие надписи на дверях с требованием выехать.

А потом, за несколько месяцев  до моего отъезда, я услышала радиопередачу по нашему проводному радио. Заметь. в лучшее эфирное время-19.00-20.00,воскресенье, зима. Ведущая-журналистка Нина Чайка хорошо поставленным голосом интеллигентной немолодой женщины задавала наводящие вопросы какому-то  отставному полковнику, а уж он высказывался. Сейчас я уже ничего не помню, кроме одного слова-«сионофашизм»- применительно ко всем евреям в мире, но тогда у меня волосы встали дыбом.

В следующее воскресенье в то же время передачу повторили. А на следующий день я побежала в Витебский Еврейский центр и закричала: «Почему Вы здесь спокойно сидите? Если такие передачи будут идти по радио, скоро здесь не сможет жить ни один еврей!» Оказалось, что они прослушивают только передачи из Израиля для диаспоры, а об этом даже не знают. Обещали проверить. Через некоторое время в газетах появилось открытое письмо мастеров культуры Белоруссии к президенту с требованием прекратить пропаганду антисемитизма в средствах массовой информации. Тешу себя надеждой, что к подготовке этого обращения причастна и я .Как развивались события дальше -не знаю. Я уехала. Зоя.

-

Здравствуй, Зоя!
Спасибо за очень интересное письмо. Вову  я очень хорошо помню, так хорошо, что если бы даже сегодня дали мне автомат, а его поставили напротив, то с большим удовольствием я разрядил бы в него весь магазин. То, что он проделал с тобой один раз, он проделывал со мной много раз, причем не один, а собирал команду из пяти-шести таких же как он. Особых травм, вроде переломов или сотрясения мозга я не получал, однако же стать на твою позицию и легко простить и забыть не готов, в конце концов, такие воспоминания об избиениях, оскорблениях и унижениях только из-за моей национальности составляют очень большую часть моих детских (и не только детских) воспоминаний, а чтобы простить, надо чтобы это перевешивалось какими-то положительными воспоминаниями какого-то хорошего отношения ко мне.

Они, такие хорошие воспоминания, есть, например, когда в 1989 или 90 (не помню) году пошли слухи о погроме ко дню рождения Гитлера, мой сосед по лестничной площадке зашел ко мне и сказал, что станет с ружьем (он был охотник) на площадке и всех погромщиков перестреляет, но таких воспоминаний слишком мало, отсюда мое негативное отношение к русским и России.

Твои философствования насчет бытового антисемитизма и замученной жизнью бабы в очереди теоретически может и правильные, однако я категорически не согласен с тем, что это "жалкое" явление, т.е. незначительное, неопасное, и, вообще, этих несчастных людей надо пожалеть. Эти несчастные бабы (и деды) толпами побегут бить жидов и резать детей, появись только малейшая возможность (как уже было неоднократно).

Такие же "несчастные" сейчас беснуются в Газе или в Хизболе. И государственный антисемитизм, самый махровый, был в СССР и про сионофашизм прохаживались всякие лекторы и многочисленные брошюры.

Помню как лектор обкома КПСС нам сказал, что правильно убили израильских спортсменов на олимпиаде, в борьбе с сионофашизмом все средства хороши. Ты просто предпочитала думать что разговор тогда шел не о тебе, а об Израиле и к тебе это не относится. Но это-позиция страуса, сунувшего голову в песок, на самом деле всегда было ясно, что разговор идет об евреях.
Пока.

-

Лева, спасибо за письмо. Немножко не в тему оно попало. У меня горе - вчера, 13.06.08 в 12.00 пополудни умер мой муж, Валерий Иванович Осмоловский. Он был очень добрый, хороший человек, веселый и остроумный. Он очень любил и ценил меня, жаль, что мы прожили вместе только 11 лет. Он был русский, но был очень рад тому, что женившись, вошел в еврейскую интеллигентную семью(хотя никаких материальных выгод это ему не давало).Зайди в раздел наших фотографий. Я поместила туда много новых фотографий, вплоть до посмертной. У меня был замечательный муж и я очень горюю сейчас. Завтра похороны. Пока. Зоя.

-

Здравствуй, Зоя!
Хочу выразить тебе свое глубокое сочувствие и соболезнование по поводу твоей утраты. Тут надо сказать какие-то слова утешения, но я таких подходящих слов не знаю, более того, не думаю, что они существуют. Сказать могу только, что жизненный путь твоего мужа закончился, а тебе надо это принять и жить дальше, ведь для живых жизнь продолжается, а мертвые получают покой и освобождение. В коне концов, у тебя останутся воспоминания о совместно прожитых годах, о всем хорошем, что было и этого у тебя не может отнять никто.
Крепись. Лева.

-

Лева, спасибо за соболезнования. Извини, что долго не писала. Очень тяжело, очень больно. Мучает совесть, что я мало уделяла ему внимания: Валерий часто говорил мне: "Зоя, оставь компьютер, оставь книгу, посиди со мной рядом..." Если бы я знала! И ничего не вернуть. Остается только верить во встречу в будущей жизни или еще где-то. Сердце не хочет принимать слово "никогда". Но жизнь продолжается. Пиши.

-

Здравствуй, Зоя!
Рад что ты потихоньку отходишь. Ты меня извини, но я хотел бы тебе задать несколько вопросов о болезни твоего мужа, как ты понимаешь, интерес у меня не праздный. Если тебе неприятно -не отвечай. Как давно он заболел, в какой стадии была болезнь, когда ее обнаружили, как его лечили (почему не делали операцию и помогала ли химия). Из твоего последнего письма я понял, что он работал здесь. Где и кем ? Как это можно не платить задолженность по зарплате, ведь это не Белоруссия ? Работала ли ты здесь ? Не знал, что у тебя есть сестра, или это двоюродная?
Я не очень люблю описывать подробности своей эпопеи, но тебе могу сказать что недавно делал сканирование и у меня нашли что-то во втором легком. Сейчас врачи решают что это и от этого зависит что делать дальше, но учитывая, что в левом легком (которое удалили) было три очага, перспективы мрачные. Я этого в голову не беру (по крайней мере стараюсь). Моя философия: есть внешние обстоятельства которые человек не может контролировать и мысли, чувства,   настроение,  которые может. Если внешние обстоятельства складываются неудачно, то можно или расстраиваться, горевать и т.д., что сделает всю ситуацию еще гораздо хуже, или находить хорошее в любой ситуации, радоваться тому что есть хорошего, что сделает ситуацию лучше. Похоже на анекдот про армянское радио:"если вас насилуют, расслабьтесь и получайте удовольствие". Подумай, может и тебе эта философия пригодится.
Пиши.

-

Лева, здравствуй. Да, я уже немного отхожу после Валериной смерти. Когда чем-нибудь занята интересным, вроде компьютера, все забываю, и вроде хорошо. Только когда я писала эту статью в блог, все вспомнила и опять на неделю ушла в депрессию. Но я очень хотела написать, чтобы больше народа Валеру вспомнило, пожалело о нем. Он ведь уехал за мной в Израиль, а у него здесь никого нет. Да и у меня – когда Валера заболел, мы с ним оказались одни. Спасибо, хотя бы на похороны приехала моя сестра с семьей из Арада.

Сейчас мне и горевать некогда, столько дел осталось, и помочь мне некому. Памятник заказывала; сейчас надо переписывать на себя машину, чтобы продать, т.к. я водить не умею .К тому же сейчас оформляю себе пенсию – оказывается, есть в Израиле пенсия для вдов. А чтобы получать пенсию побольше, надо не иметь машины. Поскольку я так и не удосужилась научиться водить, то машины не очень жалко.Но ведь всегда был рядом Валера, который был «шофер от Бога», а мне для самоутверждения это умение не нужно было.

Кроме того, Валерина фирма-работодатель очень ему задолжала и не хочет платить. Адвокаты, проблемы… Пиши.

-


Здравствуй, Зоя! Извини, что сразу не ответил-был сильно занят на работе, а когда приходил, то уже не было сил еще что-то делать. А  выходные праздновали день рождения младшей дочки, ей исполнилось 21. Зесь это считается очень важной датой, совершеннолетием. Она устраивала прием для друзей, для этого сняла бар и пригласила около 100 гостей. молодежь сильно отличается от нас в ее возрасте.А в воскресенье ходили в театр на оперу  "Фантом оперы" -это мы ей подарили на день рождения.

В остальном новостей нет, и со здоровьем попрежнему. Интересно, говорили ли врачи твоему мужу что у него и сколько он проживет. У нас говорят, причем, часто сгущают краски и описывают ситуацию хуже чем она на самом деле, получая при этом (по-моему) садистское удовольствие. Так мне 1 мая 2005 года врач сказал мой диагноз и дал 11 месяцев жизни. Ну диагноз -это ладно,я лично предпочитаю знать правду, а не быть обманут, но срок жизни знает только Б-г.

Кстати,меланома-это рак кожи по определению (мелановые клетки-это клетки верхнего слоя кожи), так что то что было у твоего мужа-это метостазы, а первичная опухоль была какая-то крошечная родимка, которую не нашли, так, кстати, часто бывает. Это я к тому, что ты не должна себя укорять, что ты чего-то не сделала или сделала не так- все было бесполезно с самого начала, к сожалению.
Будь здорова. Пиши.

-

Здравствуй, Лева ! Подробности болезни мужа: когда он заболел, неизвестно. В 20-х числах января этого года он пришел с работы и сказал: мне плохо, Я не могу на работе подняться по лестнице на пару этажей -задыхаюсь. Запиши меня к врачу. До этого он никогда ни на что не жаловался, кроме как на усталость после работы. Я, да и он, считали эту усталость естественным явлением, поскольку он работал по 10-11.часов на стройке водителем бобката -это вроде маленького трактора. Иногда приходилось и руками поработать. Естественно, после более легкой работы до репатриации, да и в возрасте около 60,он мог уставать.

Сразу в приемном покое больницы у него диагностировали рак. Это был не совсем рак легких. В одном легком у него была карцинома -отдельные клетки, даже не очаги. Сказали, что это после химии пройдет. Но у него был еще второй вид рака -меланома, которая обычно бывает сверху, на коже. У него эта опухоль была снаружи легких, посредине, на трахее, аорте и пищеводе. Она сжимала трахею и не давала дышать, а впоследствии - и есть. Говорили, что она могла совсем прорасти в аорту, и тогда он выплевывал бы кровь. Это уже начиналось.

Операцию делать было нельзя из-за того, что опухоль составляла одно целое с аортой. Их нельзя было разделить. Мне сказали, что он проживет от полугода до полутора. Он прожил меньше 5-ти месяцев. Ему делали химию, делали облучение. Ничего не только не помогало, но даже не замедляло течение болезни. В марте на обследовании у него нигде не было метастазов. В начале июня, перед смертью, метастазы пошли в мозг.

Сколько времени была эта опухоль до того, как он почувствовал -неизвестно. Врач сказала -ТАКОЕ должно было расти долго.  Но на рентгене двухлетней давности ничего не видели. После того, как он почувствовал  себя плохо, болезнь развивалась как ураган.

Почему ему задолжал работодатель? Ты может быть слышал, что в Израиле процветают фирмы по найму рабочей силы. Это выгодно предприятиям, которые держат малое число постоянных работников, зато при необходимости набирают рабочих через конторы по найму. Очень большая часть населения Израиля работает через эти фирмы, т.к. на основное предприятие невозможно наняться.

Работающие в этих фирмах ничем не защищены от произвола работодателя: знаменитый Гистадрут защищает интересы только госслужащих, которые и так неплохо живут. Моему мужу не выплатили часть больничного, не выплатили положенную по израильским законам компенсацию при увольнении по болезни; кроме того, когда он работал, они должны были открыть на него страховую программу. Тогда, поскольку он заболел, он должен был получить очень большую сумму страховки. Или я, как его наследница. Ну и что сейчас с этой фирмой сделаешь, если они не хотят платить? Только суд.

Эти фирмы получают свою прибыль как разницу того, что платит настоящий работодатель, и тем, что фирма выплачивает работнику. Поверь мне – эта разница ОЧЕНЬ большая. Этой прибылью, они, вероятно, с кем-то делятся, поэтому время от времени поднимаются разговоры в Кнессете, что надо фирмы по найму запретить, но эти разговоры ни к чему не ведут. Зоя.

-

Лева, как дела? Зоя.

-

Здравствуй, Зоя.
Извини, что долго не писал. Честно говоря, не знаю, о чем писать: о своих болезнях и всех новостях связанных с этим не хочу - тебе как раз нужно отойти от этого всего и забыть, да и нечего такое обсуждать, от этого никому не лучше. Других новостей никаких нет, одна рутина - хожу на работу, в выходные или дети приходят или ходим с женой куда-нибудь погулять на море. До последнего времени, правда, погода была плохая, но теперь наступила весна и погода улучшается с каждым днем. С 1 октября у меня каникулы, а 9 мы уплываем в круиз по тропическим островам- Новая Каледония, Фиджи, Вануату на 12 дней. Это хороший отдых на полном обслуживании с остановками на островах и экскурсиями, ну и кроме того, на меня очень хорошо влияет морской воздух.
Вот и все мои новости.
Как твои дела?

-

Здравствуй, Лева! Ты прав, мне было бы больно узнавать подробности о твоей болезни после того, что я пережила. Но я рада узнать, что у вас весна, что ты противостоишь всем болезням и отправляешься в экзотический круиз. У меня все нормально. Понемногу отхожу. Как-нибудь буду устраиваться в жизни одна. Удачного путешествия! Зоя.

-

Вот и все. Больше я не получала писем из Австралии. И сама не писала ему больше. Я боюсь узнать, что путешествие на острова Фиджи на самом деле было отплытием на Острова Блаженных, как  древние называли мир ушедших из жизни.
Осталось только стихотворение, выловленное где-то в Сети…

 
Здравствуй, Одноклассник.ru!
В сайт влезая поутру,
Позабыв про все, играю
В захватившую игру.
Что ж я узнаю с утра?
Что в Австралии жара.
Ты весь день лежал на пляже.
Это все мы мастера.
Наши там у вас шустры.
Для озоновой дыры
Бойко пробками торгуют.
Только ты — как хрен с горы.
Но тебе уже пора.
Наезжают мусора.
Надо ж закосить бабулек,
Пусть и не на фуа гра.
Занесло ж тебя в дыру!
Всюду скачут кенгуру.
Нет, красиво там, конечно,
Но не то что в нашей Ру.
Кстати, я не помню про...
Ну, с которой он в метро?
Приезжала тут недавно.
Держит в Мельбурне бистро.
Рад, что ты нашелся (вру).
Я твой адрес не сотру,
Блудный брат сестры таланта!
Кстати, выпьем за сестру.
Марк Галесник
 
 
© 2008 Пани Зося