Пани Зося
 

 

Главная-Израиль

Эйлатские тайны.

Часть четвертая.

(предыдущая)

Предание говорит так: «… откроются врата между Прошлым, Настоящим и Будущим; Реальность станет Фантазией, а Фантазия – Реальностью... Все создания Бога и порождения Дьявола в эти дни живут в мире, и силы Добра и Зла в этот краткий миг пребывают в равновесии.»

Темный Лорд в зеркале


В один из теплых эйлатских вечеров я посмотрела в висящее в нашем гостиничном номере старинное зеркало, на раме которого было написано: «Луи Арпо.1743г.», и увидела, что в этом зеркале я не одна. Раздался тонкий хрустальный звон, потянуло неимоверной стужей, и от зеркала отделилась высокая темная фигура. Прозвучали слова: «Ты готова? Пойдем.»
Так я получила приглашение на ночную тусовку всех Духов Света, Порождений Тьмы и Человеческой Фантазии, всех гостей из прошлого и будущего, собравшихся в эти дни в Эйлате. Я боюсь многих вещей, но только не нечистой силы; и поэтому я сказала: «Пойдем.»
Тусовка проходила в фойе кинотеатра трехмерного фильма IMAX-3D.

Кинотеатр

Но пройти туда было не просто. Страждущих попасть в это интересное общество ждали испытания;  женщин ждал  выбор: колесование

Колесование

или гильотина.

Гильотина

Вспомнив известную фразу: «гильотина – это лучшее средство от головной боли», я выбрала гильотину. Процедура была красивой, быстрой и безболезненной.

Голова, отделенная от тела


Мужчин ожидало другое испытание на прочность: объятия женщины-змеи

Женщина-змея

или женщины-кошки.

Женщина-кошка

Ну, в крайнем случае, можно было выбрать смерть в жарких объятиях на этой роскошной груди.

Женщина-грудь

Не все оказались готовы к столь жестокому обряду инициации: кое-кто уже кончал жизнь красивым ритуальным самоубийством сиппуку.

Сиппуку

Для тех, кто не мог найти в себе силы добровольно уйти из жизни, был приготовлен электрический стул.

Электрический стул


Но … после всех этих ужасов голова вдруг обнаруживалась на плечах; животы оказывались целыми и невыпотрошенными; а жертвы электрического стула даже не могли припомнить, происходило ли с ними что-нибудь.
Зато получивших пропуск на это элитное мероприятие ждало избранное общество. Здесь были поэты и художники,

Шекспир

Дали

певцы и президенты государств,

Биттлз

Мадонна

Путин

звезды Голливуда и французского кино,

Памела Андерсон

Шварцнеггер

Джонни Дьепп

великие ученые, великие герои и великие полководцы… Все они мирно уживались с нечистью всех видов,

инопланетянами, террористами и коммунистами. Один из оборотней, распугивавших людей на улицах Эйлата, уже торопился ко мне, расталкивая толпу.

Оборотень

Оказывается, монстр всего лишь хотел сфотографироваться рядом со мной. Потом он всем показывал эту фотографию, как свидетельство, подтверждающее его лояльность и незлобивость.

Он не злой!


Здесь же был и морской эйлатский змей. Лишенный родной водной стихии, он широко разевал свою зубастую пасть, пытаясь вдохнуть побольше воздуха. Этим пользовались желающие пощекотать нервы и засунуть руку в пасть чудовища.

С Несси


Милый старичок Эйнштейн, тихо сидевший в эпицентре всей этой сутолоки, вовсе не был похож на  Великого Ученого, Творца Теории Относительности, совершившего переворот в науке. Было очень приятно посидеть с ним рядом, поговорить о том - о сем и сфотографироваться с ним рядом в лучах его гениальности.

Эйнштейн


А там – посредине, где расступались все в ужасе, стоял карточный стол. За столом сидело четверо, и к ним склонялся официант. Они не были людьми: порождения всех пороков, воплощения всех грехов, коллекция всех человеческих уродств и аномалий. Немногие могли смотреть в эту сторону; большинство в ужасе отворачивалось. И уж никто не пытался сфотографировать это средоточие зла.
Фотографировались с добродушным великаном Геркулесом, Шоном Коннери, квартетом «Биттлз». А кое-кто, в ностальгии по детству, фотографировался с милой Белоснежкой и ее гномами.
А в дальнем уголке, всеми забытый, одиноко сидел Владимир Ильич Ленин.

Ленин

Трудно было поверить, что этому маленькому невзрачному человечку в течение семидесяти лет поклонялась, почти как божеству, огромная страна. Воистину, короля делает окружение.
По непопулярности с Лениным могла конкурировать только эта компания великих террористов: очевидно, приверженцев ислама в этот вечер в зале не было.

Террористы


Мелькали все новые лица, и ночь уходила, и время струилось, как песок…

 

Я зажгла заветные свечи,
Чтобы этот светился вечер,
И с тобой, ко мне не пришедшим
Этот новый  встречаю год.
Но… Господняя сила с нами!
В хрустале утонуло пламя
И вино, как отрава жжет...
Это всплески жестокой беседы,
Когда все воскресают бреды,
А часы все еще не бьют...
Нету меры моей тревоге,
Я сама, как тень на пороге,
Стерегу последний уют.

И я слышу звонок протяжный,
И я чувствую холод влажный,
Каменею, стыну, горю…
И как будто припомнив что-то,
Повернувшись вполоборота,
Тихим голосом говорю:
«Вы ошиблись: Венеция дожей -
Это рядом… Но маски в прихожей,
И плащи, и жезлы, и венцы
Вам сегодня придется оставить.
Вас я вздумала нынче прославить,
Новогодние сорванцы!»
Этот Фаустом, тот Дон-Жуаном,
Дапертутто, Иоканааном,
Самый скромный – северным Гланом
Иль убийцею Дорианом,
И все шепчут своим дианам
Твердо выученный урок.

А для них расступились стены,
Вспыхнул свет, завыли сирены
И, как купол, вспух потолок.
Я не то что боюсь огласки…
ЧтО мне Гамлетовы подвязки,
ЧтО мне вихрь Саломеиной пляски,
ЧтО мне поступь Железной Маски,
Я еще пожелезней тех…
И чья очередь испугаться,
Отшатнуться, отпрянуть, сдаться
И замаливать давний грех?

Ясно все:
Не ко мне, так к кому же?!
Не для них здесь готовился ужин,
И не им со мной по пути.
Хвост запрятал под фалды фрака…
Как он хром и изящен… Однако
Я надеюсь, Владыку Мрака
Вы не смели сюда ввести?
Маска это, череп, лицо ли –
Выражение злобной боли,
Что лишь Гойя мог передать.
Общий баловень и насмешник,
Перед ним самый смрадный грешник –
Воплощенная благодать…

Черный Лорд у входа

  В черном небе звезды не видно,
Гибель где-то здесь, очевидно,
Но беспечна, пряна, бесстыдна
Маскарадная болтовня.
Санчо Пансы и Дон Кихоты
И, увы, содомские Лоты
Смертоносный пробуют сок.
Афродиты возникли из пены,
Шевельнулись в стекле Елены,
И безумья близится срок.

Все-все-все.

  Веселиться – так веселиться,
Только как же могло случиться,
Что одна я из них жива?
Завтра утро меня разбудит,
И никто меня не осудит,
И в лицо мне смеяться будет
Заоконная синева.

Стихи: Анна Ахматова  «Поэма без героя». Я позволила себе лишь переставить несколько строк.
В оформлении этого поста, как и трех предыдущих, использованы мои фотографии, сделанные с экспонатов Амстердамского музея восковых фигур, которые в настоящее время экспонируются в кинотеатре IMAX-3D в Эйлате. Все фотографии – подлинные, только последняя – коллаж.

Примечание: мне уже много раз задавали вопрос о том, что в "Эйлатских тайнах" вымысел, а что в действительности имело место?

Факты, которые имели место быть:
- я была в Эйлате 23-26 октября 2008г. ;
- вечером 24 октября в Эйлате была гроза и сильный ливень, продолжавшийся несколько часов;
- была попытка "взять кассу" гостиницы, угрожая ножом администратору;
- я была в Кинг-Сити; Парке Тимна; Океанариуме; кинотеатре IMAX, в фойе которого демонстрируется коллекция восковых фигур;
- около Океанариума в действительности стоит нестарый еще человек с верблюдом.

Остальное - мои впечатления и художественный вымысел, возникший вокруг этих фактов.

Окончание …

© 2008 Пани Зося